Кавказское сотрудничество

 
Армения и ЕС: трудный диалог. 2013–2017 гг. 27.09.2017

Армения и ЕС: трудный диалог. 2013–2017 гг.

Сделанное в сентябре 2013 г. президентом Сержем Саргсяном заявление о намерении Армении вступить в Таможенный союз повлекло за собой временный кризис в отношениях Армении с Евросоюзом. Заявление оказалось для европейских чиновников неожиданным, поскольку стартовавшие в июле 2010 г. переговоры относительно заключения Соглашения об ассоциации между Арменией и Евросоюзом, к осени 2013 г. находились в заключительной стадии. В Брюсселе особенно рассчитывали на привлекательность экономической части соглашения, предусматривавшей создание зоны глубокой и всеобъемлющей свободной торговли. Однако ожидания не оправдались, прежде всего, из-за нежелания и неспособности европейских чиновников учитывать интересы своих партнеров по переговорам.  Срыв Арменией подписания соглашения поставил под вопрос дальнейшие перспективы сотрудничества Еревана с Брюсселем. Своим отказом от ассоциации Армения нарушила выстроенный брюссельской бюрократией строгий порядок прохождения странами партнерами Евросоюза многочисленных уровней стратегических программ «Политика Европейского соседства» и «Восточное партнерство». Кроме того, вступление Армении в ТС и ЕАЭС создавало совершено новый политический и экономический контекст для отношений Еревана с Брюсселем.

Говоря о перспективах взаимодействия ЕС с Арменией, следует для начала ответить на следующий вопрос: насколько «разрушительным» оказался отказ Еревана от подписания соглашения об ассоциации для уже сложившейся системы взаимоотношений ЕС и Армении? Сразу отметим, что армянское руководство отказалось только от подписания договора о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли. Что касается политической части соглашения об ассоциации, то Ереван был согласен его подписать в ноябре 2013 г. отдельно на саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе. Но эта попытка армянского руководство избежать резкого обострения отношений с Брюсселем закончилась неудачей. В ходе своего визита в Армению осенью 2013 г. еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле заявил: «Существует один документ – это Ассоциативное соглашение, в которое входит также Договор о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли. Это две части одного документа, они четко взаимосвязаны, их невозможно разделить. Мы вели переговоры с Арменией вокруг одного целостного документа» [1]. Между тем, несмотря на крайне эмоциональную реакцию европейских чиновников, ущерб отношениям Армении и ЕС нельзя было назвать большим, или, тем более, катастрофическим.

Отказ Еревана подписать соглашение реально затрагивал только один из многих сегментов сотрудничества Армении и Евросоюза в так называемом двустороннем формате в рамках программы «Восточное партнерство». Наряду с переговорами по заключению соглашения об ассоциации данный формат также включал двусторонний диалог по либерализации виз, диалог по правам человека, образованию, экономике, энергетике, окружающей среде, транспорту и др. По всем этим направлениям Ереван с лета 2010 по осень 2013 г. с успехом вел переговоры с Брюсселем. Так, с июля 2010 г. шли переговоры по заключению соглашения об ассоциации, которые с июня 2012 г. были дополнены переговорами по созданию зоны глубокой и всеобъемлющей торговли. В декабре 2011 г. в Люксембурге была подписана совместная декларация о «Партнерстве по мобильности между Арменией и ЕС». В марте 2013 г. в рамках этой программы стартовала целевая инициатива «Укрепление возможностей миграционного управления Армении в рамках Партнерства по мобильности РА-ЕС с фокусом на действиях, направленных на реинтеграцию». 17 декабря 2012 г. было подписано соглашение об упрощении визового режима между Арменией и ЕС, которое предусматривало облегчение въезда в страны ЕС для определенных групп граждан Армении. 19 апреля 2013 г. было подписано соглашение о реадмиссии. С 1 января 2014 г. оба соглашения вступили в силу. В то же время, решением правительства Армении с января 2013 г. установлен безвизовый режим для граждан ЕС и ряда стран, где действуют положения Шенгенского договора. С 2009 г. между Арменией и ЕС продолжался диалог по вопросам прав человека. Встречи проходили раз в год поочередно в Ереване и Брюсселе. В декабре 2012 г. был подписан протокол об общих принципах участия Армении в программах ЕС, который вступил в силу 1 марта 2014 г. и предоставил Еревану возможность участвовать в ряде европейских программ в области образования, культуры, здравоохранения и др.  

Кроме того, в рамках «Восточного партнерства» действовал также многосторонний формат, который включал в качестве главных направлений сотрудничества так называемые «четыре политические платформы» и «пять масштабных инициатив». «Платформы»: 1. демократия, надлежащее управление и стабильность; 2. Экономическая интеграция и сближение с политическими курсами ЕС; 3. Энергетическая безопасность; 4. Контакты между людьми. «Инициативы»: 1. Программа управления границами; 2. Программа интеграция рынков электричества; 3. Поддержка малых и средних предприятий; 4. Южный коридор; 4. Реагирование на чрезвычайные ситуации. Многосторонний и двусторонний форматы сотрудничества «Восточного партнерства» обслуживались многочисленными инструментами – программами и институтами. Например: «Инструмент для гражданского общества в рамках соседства»; «Конвергенция стран партнеров ЕС»; «Всеобъемлющая программа институционального развития» (ВИС); «Культурная программа «Восточного партнерства»; «Неформальный диалог «Восточного партнерства»; «Конференция региональных и местных властей для «Восточного партнерства»; «Евронест» и др.

Таким образом, с учетом всех действовавших многочисленных форматов и программ сотрудничества Армении и Евросоюза срыв подписания соглашения об ассоциации уже не выглядил как серьезный кризис в отношениях. Конечно, для Брюсселя подписание Арменией как страны-участницы программы «Восточное партнерство» соглашения об ассоциации должно было стать ключевым событием, вехой, подводящей итог многолетнему двустороннему диалогу Армении с Евросоюзом. Это соглашение должно было заменить старое, заключенное еще в 1996 г. (вступило в силу в 1999 г.), «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве». Тем самым двусторонние отношения Армении с ЕС должны были выйти на совершенно новый уровень, более тесного подчинения Еревана политической воле Брюсселя. И первоначальная резкая, эмоциональная реакция Брюсселя, выразившаяся в жестких заявлениях различного ранга европейских чиновников и политиков в адрес Еревана, объяснялась переживаниями по поводу понесенного от России дипломатического поражения.

Однако последующие события, в частности отказ президента Украины В.Ф. Януковича подписать на вильнюсском саммите соглашение об ассоциации, очевидно, заставил европейских чиновников смягчить позицию в отношении Еревана, поскольку после этого саммита в самом ЕС заговорили о полном крахе политики «Восточное партнерство». В результате брюссельская бюрократия поспешила начать процесс обсуждения нового формата двустороннего сотрудничества ЕС с Арменией. И 29 ноября 2013 г. в Вильнюсе было принято «Совместное заявление Республики Армения и Европейского союза», в котором стороны обязались продолжить сотрудничество в сфере улучшения демократических институтов, реформирования судебной системы, охраны прав человека, борьбы с коррупцией, укрепления гражданского общества, улучшения делового климата, реализации партнерства по мобильности. С учетом вступления Армении в ТС, стороны подчеркнули в тексте заявления «важность обновления основы взаимоотношений». Также, стороны условились «обновить План действий Европейской политики соседства Армения-ЕС» [2]. Одновременно, министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян и верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон обменялись письмами, в которых они подтвердили те результаты, которые Армения достигла за три с половиной года переговоров об ассоциации.

Уже на саммите в Вильнюсе армянская сторона четко сформулировала и озвучила европейским партнерам, свое видение сложившейся ситуации, а также, свои ожидания от дальнейшего сотрудничества с ЕС в новых условиях, после вступления Армении в ТС и ЕАЭС. Позиция Еревана, выглядела следующим образом. 1. Решение о вступлении в ТС и ЕАЭС было чисто прагматичным, принятым из соображений, прежде всего, экономической выгоды (скидка на газ, российский трудовой рынок, а также огромный доступный рынок для армянских товаров), а также национальной безопасности (членство Армении в ОДКБ и военно-стратегическое партнерство в Россией). Это решение Брюссель должен понять и принять. 2. Ереван по-прежнему заинтересован в тесном сотрудничестве с Евросоюзом по всем тем направлениям, которые не будут противоречить новым обязательствам Армении, взятыми ею на себя после вступления в ТС и ЕАЭС. В свою очередь руководство Евросоюза, пережив шок и вылив свое разочарование и раздражение в целом ряде жестких заявлений, в конечном итоге, на саммите в Вильнюсе смогло отказаться от явного желания наказать Армению за «предательство» европейских ценностей и вернуться на позиции политического здравого смысла.

Интересы Еревана и Брюсселя сходились в первую очередь в сфере проводимых ими институциональных реформ в Армении. Правда, различалась мотивация сторон.  Для армянского руководства в первую очередь важны деньги, щедро выделяемые из года в год Евросоюзом на институциональные реформы, несмотря на весьма скромные успехи, достигнутые за столько лет в этой сфере. Стремление армянского руководства сохранить отношения с ЕС, по крайней мере, на прежнем уровне, объяснялось, также, теми материальными преференциями, которые Армения получала от «Системы обобщенных привилегий Евросоюза: GSP+» в сфере внешней торговли. На третьем месте стоит заинтересованность Еревана в сохранении почетного для Армении статуса участника «европейских программ», что является частью проводимой еще с начала 1990-х гг. так называемой «комплементарной» внешней политики.

Что касается Брюсселя, то для него крайне важно было сохранить свое политическое присутствие и влияние в Армении, поддерживаемое как раз через финансирование различных программ реформ. Как заявил в марте 2014 г. глава делегации ЕС в Армении Траян Христеа: «Сотрудничество Армения-ЕС – это не деньги. Сотрудничество Армения-ЕС – это ценности, реформы и успешная имплементация этих реформ, основанных на ценностях и нормах Европейского союза» [3]. В новых условиях вступления Армении в ЕАЭС этот инструмент политического влияния стал еще более важным для Евросоюза. И если в отношении соглашения о GSP+ все же прозвучали отдельные призывы пересмотреть этот формат в связи с вступлением Армении в ЕАЭС, то в отношении продолжения финансирования программ институциональных реформ Брюссель сразу заявил, что все ранее начатые программы будут продолжены. Уже в декабре 2013 г. сразу после проведения саммита в Вильнюсе еврокомиссар Штефан Фюле на пресс-конференции по итогам заседания Совета по сотрудничеству Армении – Евросоюз заявил: «Армения может рассчитывать на неизменную поддержку ЕС в продвижении политических, экономических и социальных реформ и улучшения защиты прав человека и основных свобод» [4].

Слова тут же были подкреплены конкретными действиями. 13 декабря 2013 г. ЕС выделил Армении 30 млн. евро на реформы в сфере общественных услуг, борьбу с коррупцией, углубление реформ по другим направлениям. 20 декабря 2013 г. было выделено еще 41 млн. евро на развитие институциональных возможностей, укрепление гражданского сектора и стимулирование других реформ. Сделанное в ноябре 2013 г. в Вильнюсе совместное заявление, а также старое «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве» стало временной правовой основой для продолжения осуществления ранее начатых программ преобразований. 12 марта 2014 г. в Ереване прошел форум «Сотрудничество ЕС-Армения: Инструменты сотрудничества и европейского соседства», где стороны обсудили вопросы выработки и принятия конкретных инструментов сотрудничества, которые позволили бы имплементировать положения вильнюсского совместного заявления [5]. После этого форума в течение 2014 – 2015 гг. последовательно были утверждены новые программы содействия и помощи Армении в проведении различных институциональных реформ со стороны ЕС.

В ноябре 2014 г. в Брюсселе комиссар по вопросам расширения и Европейской политики соседства Йоганнес Хан и министр экономики Армении Карен Чшмаритян подписали «Меморандум о взаимопонимании», запустив программу стратегической помощи на 2014 – 2017 годы на общую сумму в 140 – 170 млн. евро, приоритетными направлениями которой должны были стать реформы в государственном управлении, частном секторе и системе юстиции. Всего в конце 2014 г. между Ереваном и Брюсселем было подписано 8 соглашений о содействии проведению реформ в различных сферах. В январе 2015 г. в Ереване состоялась церемония начала реализации этих 8 соглашений, стоимостью в 77,5 млн. евро. Посол Траян Христеа в своем выступлении особо подчеркнул, что Армения в рамках «Восточного партнерства» из расчета на душу населения является вторым крупнейшим получателем средств ЕС. Подписанные осенью 2014 г. 8 соглашений были направлены на реализацию реформ в следующих сферах: сельское хозяйство и развитие сельских общин (25 млн. евро), территориальное развитие (10 млн. евро), комплексное управление в сфере миграции и границ (4 млн. евро), реформа гражданской службы и антикоррупционные реформы (21 млн. евро), улучшение водоснабжения, ремонт метрополитена Еревана, ядерная безопасность [6].

В сентябре 2015 г. был утвержден план сотрудничества Армения – Совет Европы на 2015 – 2017 гг., а в октябре того же года в Ереване состоялась презентация Концепции программного сотрудничества (КПС) Евросоюз-Совет Европы 2015 – 2017 года по части Армении. Глава делегации СЕ в Армении Наталия Вутова на открытии мероприятия подчеркнула, что цель КПС содействовать проведению реформ во всех странах «Восточного партнерства». КПС предполагает проведение реформ по 4 направлениям: образовательная сфера, права человека, избирательная система, сфера правосудия. Общая стоимость программы для всех стран «Восточного партнерства» - 40 млн. евро., а стоимость четырех программ для Армении – 2,2 млн. евро. Среди конкретных программ назывались следующие: «Содействие укреплению прав человека и здравоохранению в тюрьмах Армении» (900 тыс. евро). «Система правосудия Армении, борьба с плохим отношением и атмосферой безнаказанности» (500 тыс. евро), «Укрепление моральных устоев в вузах Армении и борьба с коррупцией» (400 тыс. евро), «Долгосрочное содействие армянским партнерам в вопросе реформирования избирательной системы» [7].

Таким образом, сотрудничество Армении с Евросоюзом, несмотря на временный кризис в связи с соглашением об ассоциации, осталось на прежнем высоком уровне. Более того, в сфере институциональных реформ, одинаково интересной обеим сторонам, обозначился дальнейший прогресс, в частности, в виде подписания соглашений о реализации новых программ на 2014 – 2017 гг. Однако несостоявшееся соглашение об ассоциации требовало замены на другой правовой документ, который закрепил бы новое положение Армении в системах координат «Европейской политики соседства» и «Восточного партнерства». Кроме того, требовалось прояснить перспективы сотрудничества Армении с ЕС в других сферах, не связанных с институциональными реформами, например, в таком интересном для Еревана вопросе как либерализация визового режима, или в сфере экономики, энергетике и безопасности.

Поэтому главной целью начавшихся сразу после саммита в Вильнюсе неформальных переговоров между Ереваном и Брюсселем являлось определение, во-первых, формы и структуры, а во-вторых, примерного содержания нового правового документа, который должен был стать юридической основой для дальнейшего двустороннего сотрудничества Армении и ЕС. Необходимо было разработать такой документ, который с одной стороны органично бы вписался в уже существовавшую систему взаимодействия Армении и ЕС в рамках «Восточного партнерства» и «Европейской политики соседства», а с другой не противоречил бы обязательствам Армении перед Таможенным и Евразийским экономическим союзами.

В ходе проходивших в 2014 в 2015 гг. неформальных переговоров и консультаций сначала был решен вопрос о форме нового документа. В этот период на страницах СМИ часто появлялись различного рода заявления европейских чиновников о возможных вариантах нового двустороннего соглашения между ЕС и Арменией, что свидетельствовало о проходившей в европейских структурах полемики по данному вопросу. Самым скандально громким стало заявление министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта: «Армения находится в другой лиге. Соглашения об ассоциации является своеобразным вариантом политической общности, которая существует в различных сферах. К примеру, мы видим армян, которые приезжают и защищают здесь политику России против Украины. Так, что я не считаю, что они готовы быть с нами в одной лиге» [8]. Резкое выступление шведского министра было сглажено последовавшими за ним заявлениями министра иностранных дел Германии Франк-Вальтера Штайнмайера, который особо подчеркнул, что Евросоюз пересмотрит политику в отношении стран-участниц программы «Восточное партнерство», и не допустит больше ситуации выбора между Европой и Россией [9]. В мае 2014 г. на открытии в Ереване армяно-французского бизнес-форума президент Франции Франсуа Олланд в своей речи высказался за полную ассоциацию Армении с Евросоюзом с учетом ее интересов в сфере безопасности и экономики: «Я хочу, чтобы Армения полностью была ассоциирована с ЕС… В то же время мы не хотим заставлять Армению прекратить свои экономические контакты с Россией, поэтому нужно поддерживать страну в рамках ЕС. Евросоюз должен понять, что Армения находится в особых условиях и сближаться с ней» [10]. В ответ на эти заявления в Ереване заявили, что ждут, что для Армении будет разработано отдельное предложение по ассоциации.

Таким образом, на основе сделанных различного ранга европейскими чиновниками и политиками заявлений можно было прийти к выводу, что внутри Евросоюза обсуждались два возможных варианта нового двустороннего соглашения с Арменией: 1. разработка отдельного для Еревана нового ассоциативного соглашения, включавшего бы также некую экономическую часть; 2. разработка нового варианта «соглашения о партнерстве и сотрудничестве», на основе политической части соглашения об ассоциации.

Для Еревана предпочтительней выглядел первый вариант. Интересно, что в июне 2014 г. министр экономики Армении Карен Чшмаритян заявил: «В техническом плане можно находиться в Таможенном союзе и иметь договор о свободной торговле с ЕС. Пример тому Великобритания, которая находится в Евросоюзе и имеет договор о свободной торговле с Новой Зеландией» [11]. Несколько раз официальные лица Армении озвучивали идею создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Но такой вариант, по мнению многих российских и армянских экспертов, предполагал бы участие в переговорном процессе российской стороны, что в условиях резкого обострения отношений России и Евросоюза являлось не возможным. Против такого варианта активно выступила Польша. В частности, посол Польши в Армении Здислав Рачиньски заявил: «Речь идет о вычленении тех наработанных и согласованных положений Соглашения об ассоциации Армения-ЕС, которые не противоречат членству Армении в Таможенном союзе. Естественно и здесь не нужно заниматься самообманом, это не будет полноценной ассоциацией Армения-ЕС, которая предполагает наличие экономической компоненты, однако это будет особое сотрудничество» [12].

В мае 2015 г. завершился этап предварительных консультаций и согласований между Арменией и Евросоюзом, в ходе которых стало окончательно ясно, что вариант особого для Армении соглашения об ассоциации не будет рассматриваться. Вместо этого переговоры будут вестись о замене старого «Соглашения о сотрудничестве и партнерстве Армения ЕС» на новый двусторонний договор, основой которого станет политическая часть соглашения об ассоциации, к которой будут, возможно, добавлены какие-то экономические пункты. Об этом заявил временный поверенный в делах Швеции в Армении Мортен Энберг по итогам встречи 12 мая 2015 г. министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандян с политическими директорами МИД Польши и Швеции в преддверии саммита «Восточное партнерство» в Риге. В частности, он отметил: «На этапе обмена мнениями целью двух сторон является привлечь внимание к двум частям соглашения – политической и экономической. Я могу предположить, что экономическая часть также найдет свое отражение в мандате переговоров с Арменией» [13]. Более детально о консультациях рассказал в одном из интервью министр экономики Армении Карен Чшмаритян: «С учетом членства в ЕАЭС мы пересмотрели положения Ассоциативного соглашения по политической части, чтобы не было противоречий с иными документами… Процесс пересмотра положений уже завершился, и Европейская комиссия попросила мандат у членов для переговоров по новому соглашению с Арменией. В рамках этого мандата в новое соглашение перейдут те части Ассоциативного соглашения, в которых нет противоречий. К ним будут добавлены найденные решения возникших задач. А как будет называться это соглашение, пока не известно» [14].

На Рижском саммите лидеров «Восточного партнерства» 21 мая 2015 г. несмотря на отказ армянской стороны подписаться под тем вариантом итоговой декларации саммита, где говорилось о якобы незаконной «аннексии Крыма Россией», европейские чиновники подтвердили, что в ближайшее время Совет ЕС даст Европейской комиссии мандат на подготовку нового соглашения с Арменией. Наконец 12 октября 2015 г в Люксембурге Совет Европейского союза по иностранным делам уполномочил Европейскую комиссию начать переговоры с Арменией по новой правовой базе двусторонних отношений. В принятом постановлении отмечалось, что планируемое соглашение будет юридически обязывающим и всеобъемлющим. Оно заменит действующее «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Арменией». В постановлении также говорилось, что Евросоюз полон решимости, дальше развивать и укреплять всеобъемлющее сотрудничество с Арменией во всех обоюдно выгодных сферах и в рамках программы «Восточное партнерство».

Одновременно с дискуссией о форме нового двустороннего соглашения Армения - ЕС шла работа над определением контуров его содержания. Ереван снова и снова подчеркивал свою заинтересованность в продолжении финансирования ЕС программ институциональных реформ в различных сферах общественно-политической жизни Армении. Так, на Рижском саммите в мае 2015 г. президент Серж Саргсян заявил: «Сегодня у троих из наших партнеров по программе иной уровень сотрудничества с ЕС, чем у других, что обусловлено ситуационной спецификой. В этих условиях необходимо определить связующую ось сотрудничества партнеров с Евросоюзом и понять – вокруг чего будет в реальности строиться сотрудничество» [15]. По мнению президента Армении, всех участников программы связывает вместе приверженность единым европейским ценностям, развитию демократии, правам человека, верховенству закона, миру и стабильности в регионе. В связи с чем, Саргсян подчеркнул, что сотрудничество необходимо развивать в направлении институционального развития [16].

Кроме того, Ереван также дал понять, что ему крайне интересно продолжить диалог об отмене визового режима. Так, 22 июля 2014 г. министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян на встрече глав МИД стран ЕС и «Восточного партнерства» подчеркнул, что Армения желает инициировать диалог по отмене визового режима, основываясь на удачном опыте ее упрощения и соглашения по реадмиссии [17]. В вопросах трансграничных потоков населения, возможно армянская сторона, с учетом болезненной для ЕС темы мигрантов, попытается поднять вопрос о некоторых финансовых компенсациях за принятие на своей территории определенного количества армян беженцев из стран Ближнего Востока (сейчас из Сирии в Армению прибыло порядка 20 тысяч армян беженцев).

Интересовали армянскую сторону также некоторые вопросы экономического сотрудничества, в первую очередь в сфере торговли. Ереван заинтересован, с учетом имеющихся обязательств в отношении ЕАЭС, сохранить с ЕС по возможности широкие и всеобъемлющие сферы и форматы экономического сотрудничества. В октябре 2015 г. первый заместитель министра экономики Гарегин Мелконян заявил, что относительно тарифов договор, скорее всего, не будет предусматривать ничего нового. Основной акцент будет сделан на закреплении преференций, уже полученных от системы GSP+, которая дает армянским производителям возможность экспортировать товары в Евросоюз на выгодных условиях. Однако согласно данным «Союза работодателей Армении» очень немногие из них могут обеспечить документы, подтверждающие качество продукции, а также безопасность пищевых продуктов, чтобы провести их на европейский рынок. В частности, Мелконян заявил: «Что касается нетарифных регулировок – сертификации, технических регулировок, требований, лабораторий, экспертиз, по этой части мы постараемся договориться, чтобы в Армении были проведены работы, чтобы по части товаров для нас рынок там был более доступным» [18].

Таким образом, с точки зрения армянской стороны в новом двустороннем договоре о сотрудничестве Армении – ЕС обязательно должны были быть отражены такие вопросы как: финансирование институциональных реформ в Армении, направленных на дальнейшее развитие по европейским образцам системы государственного управления; продолжение диалога об отмене визового режима с ЕС; вопрос компенсаций за принятия ближневосточных мигрантов-беженцев на территории республики; создание в Армении инфраструктуры, необходимой для выведения товаров армянских производителей в рамках действующей системы GSP+ на европейский рынок.

Что касается Брюсселя, то, для него на первом месте в проекте договора, вероятно должны были оказаться те же институциональные реформы, но только направленные, прежде всего, на развитие армянского гражданского общества. На это указывают различного рода заявлений европейских чиновников и политиков. Так, еще 12 марта 2014 г. Европарламент обратился к Евросоюзу с призывом незамедлительно одобрить реализацию тех направлений в политике, которые положительно влияют на Армению, например, в сферах свободного передвижения, энергетики, транспорта, а также гражданского общества. В частности, Европарламент призвал вице-председателя верховного комиссара и Европейскую службу внешнеполитической деятельности (ЕСВД) разработать программы по формированию доверия. Характерно, что, комментируя данное обращение Европарламента, организация «Европейские друзья Армении», особо подчеркнула, что речь, в числе прочего, идет о неких «новаторских средствах и подходах, в том числе стратегиях общественных связей, прагматических инициатив, обсуждений консультаций и неофициальных связей» [19]. Несколько ранее, в декабре 2013 г. еврокомиссар Штефан Фюле на пресс-конференции по итогам заседания Совета по сотрудничеству Армении-ЕС особо подчеркнул, что Евросоюз предоставит особую поддержку армянской национальной платформе «Форума гражданского общества «Восточного партнерства», с целью укрепления его роли в политической жизни страны. В частности, он заявил: «Мы призываем правительство гарантировать, чтобы не было запугиваний в отношении представителей гражданского общества, правозащитников, в частности борцов за права женщин» [20]. Характерно, что эта особо опекаемая ЕС организация, объединяющая около 200 общественных организаций в апреле 2014 г. выступила с заявлением, которое имело большой скандальный общественный резонанс. В заявлении содержался призыв к армянским властям, прекратить вещание российских телеканалов в республике, поскольку в них «открыто пропагандируется ксенофобия и культивируется межнациональная ненависть» [21]. Данное заявление, несомненно, являлось частью общей информационной войны, которую ЕС развернуло против России в 2014 г. в связи с событиями на Украине.

О намерении Брюсселя добиться создания в Армении идеальных условий для деятельности там своих агентов влияния в лице различных местных НПО, находящихся на иждивении Евросоюза, говорит та постоянная критика, которой подвергается армянское руководство за слишком незначительные достижения в деле борьбы с коррупцией, реформировании судебной системе, защиты граждан от произвола полиции. Так, публикация в марте 2015 г. очередного ежегодного доклада «Реализация Арменией программы ЕС «Восточное партнерство»: прогресс, зафиксированный в 2014 году и предложения для действий» стало предлогом и основой для проведения перед Рижским саммитом «Восточного партнерства» информационной кампании, главным содержанием которой являлась критика армянского руководства. Характерно, что в ряде выступлений европейских чиновников высказывалось даже мысль, что подписание нового договора будет зависеть от успехов в решении всех выше перечисленных вопросов. То есть, вероятно предполагалось, что в тексте договора обязательно должен был быть прописан, апробированный в «Обновленной ЕПС» 2011 г., принцип «большее за большее». Соответственно условия финансирования всех европейских программ в Армении должны были ужесточиться и превращены в рычаг постоянного давления на армянские власти.

События 2013 – 2014 гг. продемонстрировали Брюсселю, что задача взращивания в Армении влиятельного прозападного политического класса, оказалась сложнее, чем в других странах партнерах ЕС по программе «Восточное партнерство». Слишком жесткими оказались внешние условия существования республики (сохраняющаяся транспортная изоляция, а также постоянная военная угроза со стороны Азербайджана и Турции), которая без военной и экономической поддержки России не в состоянии выжить. Большая часть населения Армении это прекрасно понимает, что ослабляет влияние прозападных НПО на настроения внутри республики. Устранить это препятствие возможно только путем решения карабахского вопроса. Это как полагают в Брюсселе ослабит зависимость Армении от России в вопросах безопасности. Характерно, что во время визита в Ереван в марте 2016 г. председателя Европейской комиссии Федерики Могерини на официальном брифинге по итогам визита она поспешила заявить, что урегулирование нагорно-карабахского конфликта имеет первоочередное значение для ЕС. В частности, Могерени отметила, что ЕС содействует инициативе создания механизмов расследования инцидентов на границе, а также готов содействовать налаживанию личных контактов между людьми [22]. Характерно, что в принятом Европейским парламентом в июле 2015 г. документе о пересмотре Европейской политики соседства говорилось о необходимости строительства механизма по укреплению доверия в так называемых замороженных конфликтах при поддержке ЕС с привлечением специальных представителей Евросоюза. В документе содержался призыв «к Заместителю председателя, Верховному представителю и Европейской службе внешнеполитической деятельности разработать инновационные подходы и шаги, включая тактику общественной коммуникации и неформальные консультации, с целью содействия диалогу и примирению». Однако европейские чиновники тут же натолкнулись на сопротивление армянкой стороны. Об этом в частности свидетельствует та отрицательная реакция Еревана на попытку вовлечь армянских парламентариев в подготовку ПАСЕ доклада под названием «Эскалация насилия в Нагорном Карабахе и иных оккупированных территориях Азербайджана» [23].

В сегменте социально-экономических вопросов двустороннего сотрудничества переговоры между Ереваном и Брюсселем вероятно велись прежде всего вокруг вопроса о создании в Армении на средства ЕС инфраструктуры для проведения сертификации продукции армянских производителей, допущенной на европейский рынок. Отдельно обсуждался вопрос об отмене визового режима. По мнению некоторых армянских экспертов ЕС, стал позиционировать положительное решение данного вопроса как один из главных призов для Армении в случае послушного выполнения требований европейских чиновников. В частности, в СМИ встречались мнения, что ЕС готов ужесточить выдачу виз гражданам Армении, чтобы сделать более желанным отмену визового режима. Отдельно обсуждался вероятно вопрос о закрытии Мецаморской АЭС. 

Несмотря на множество нерешенных и спорных вопросов, главным для Брюсселя оставалось как можно более быстрое заключение с Ереваном рамочного двустороннего договора. Не случайно, что после того как Еврокомиссия осенью 2015 г. получила мандат на переговоры, находящийся в Ереване представитель ЕС Люк Пьер Девиньи призвал правительство Армении «не бояться и подписать согласованное соглашение». Проходившие в течение более года трудные переговоры наконец завершились в феврале 2017 г. о чем заявил в ходе своего рабочего визита в Бельгию президент Серж Саргсян: «Сегодня я с удовлетворением могу сказать, что Армения и Европейский союз завершили переговоры по новому юридическому документу: соглашению о комплексном и расширенном партнерстве, который отражает реальный охват и глубину отношений Армения-ЕС» [24]. Со своей стороны, председатель Совета ЕС Дональд Туск по итогам встречи заявил: «ЕС уже является первым внешним торговым партнером Армении, первым международным донором и самым большим помощником в реформах. Мы намерены эти отношения еще более расширить в течение предстоящих лет. Поощряем Армению продолжать реформы по ряду направлений, в том числе, экономического развития, предпринимательской среды, улучшения судебной системы, прав человека, борьбы с коррупцией и обеспечения свободных и справедливых выборов. Мы также обсудили вопрос мирного урегулирования проблемы Нагорного Карабаха: статус-кво нестабилен» [25]. 21 марта 2017 г. Армения и Евросоюз парафировали новое рамочное Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве. Характерно, что после подписания документа было сделано следующее совместное заявление: «Соглашение станет важным шагом на пути к расширению двусторонних отношений между Республикой Армения и Европейским союзом. Оно будет способствовать укреплению политического диалога и установлению прочной основы для продолжения экономических и социальных реформ. В основе нового соглашения и будущего сотрудничества Армения-ЕС лежат обязательства по демократии, правам человека и верховенству закона» [26].

Несмотря на то, что долгий процесс переговоров по новому договору о партнерстве завершился, следует признать, что дальнейшие перспективы развития отношений ЕС и Армения не выглядят радужно. Взаимодействие будет, как и прежде, проходить вокруг финансирования различных институциональных преобразований в Армении. При этом Брюссель будет добиваться расширения своего политического влияния на армянские власти через усиление своих агентов влияния в лице прозападных НПО, главной цель которых является смена пророссийского вектора внешней политики Армении на прозападный. Инструментарий таких организаций хорошо известен – создание и поддержание протестных настроений и движений, что должно в конечном итоге привести к очередной «цветной революции». Поддерживая своих агентов влияния, Брюссель будет обязательно усиливать давление на Ереван, используя угрозу сокращения финансирования своих программ. Другим острым вопросом в отношениях Армении и ЕС станет урегулирование Карабахского конфликта. Здесь давление на Ереван будет также усиливаться. Отметим, что во многом сопротивляемость армянских властей и общества давлению со стороны европейских чиновников и местных прозападных «грантоедов» будет зависеть от роста экономических дивидендов, связанных со вступлением Армении в ЕАЭС.

 



[1] http://regnum.ru/news/polit/1778461.html


[2] http://www.mfa.am/ru/press-releases/item/2013/11/29/eu_js/


[3] http://regnum.ru/news/polit/1783772.html


[4] http://www.lragir.am/index/rus/0/politics/21691/33457#sthash.98Ujg5iC.dpuf


[5] http://regnum.ru/news/polit/1777243.html


[6] http://regnum.ru/news/polit/1885156.html


[7] http://regnum.ru/news/polit/1982651.html


[8] http://regnum.ru/news/polit/1782122.html


[9] http://regnum.ru/news/polit/1784863.html


[10] http://regnum.ru/news/polit/1800770.html


[11] http://regnum.ru/news/polit/1809730.html


[12] http://regnum.ru/news/polit/1802225.html


[13] http://regnum.ru/news/polit/1988267.html


[14] http://regnum.ru/news/polit/1924849.html


[15] http://regnum.ru/news/polit/1926618.html


[16] Там же.


[17] http://regnum.ru/news/polit/1828757.html


[18] http://regnum.ru/news/polit/1996317.html


[19] http://regnum.ru/news/polit/1777275.html


[20] http://www.lragir.am/index/rus/0/politics/21691/33457#sthash.98Ujg5iC.dpuf


[21] http://regnum.ru/news/polit/1788542.html


[22] http://regnum.ru/news/polit/2089824.html


[23] http://regnum.ru/news/polit/1916664.htm


[24] https://regnum.ru/news/polit/2243260.html


[25] Там же.


[26] https://regnum.ru/news/polit/2252606.html




Автор:  Михаил Волхонский

На предыдущую страницу

Все новости проекта